В родной порт лучше не заходить

В расследовании «Африканские страсти по рыбе» в №94 от 25.08.2014 мы проявили, что коррумпированная система не воспринимает в расчет конфигурации наружных событий, в том числе введение санкций, ударивших по русским рыбакам и потребителю. Как себя ощущает в этой ситуации сама ветвь

Председатель Союза рыбопромышленников Севера Владимир Юрьевич Григорьев, с которым мы повстречались в Мурманске, процессы на русском рыбном рынке обрисовал не так радужно. Предлагаем читателям его взгляд на делему.

Председатель Союза рыбопромышленников Севера Владимир Григорьев

Со времен СССР и флот, и рыбное хозяйство у нас очень очень поменялись. В Русском Союзе был наибольший флот, наши суда работали по всему миру. После распада Союза мы все возвратились в родной порт. Неограниченное количество судов, построенных в СССР, осталось в Рф не у дел: сырьевая база в одночасье стала еще меньше производственных мощностей.

А сейчас  уже и огромную часть оставшегося флота нужно поменять, его заказывали еще в 80-е годы. Суда, построенные в этот период, пока еще живые, но по возрасту подходят к списанию. Многие ответственные судовладельцы занимаются модернизацией, постройкой либо покупкой за границей новых кораблей. За свой счет, очевидно. На их усилия по содержанию рыболовецкого флота поддержки и помощи от страны (особых технических программ, схем поощрения и т.д.) не было и не планируется.

Собственный порт либо север Норвегии?

Одна из основных осложнений в рыбной индустрии — так именуемые «незаходные» суда. Наши рыбаки обязаны базироваться за территорией Русской Федерации. Большая часть русских рыболовных судов (в главном современные либо модернизированные, обретенные либо построенные за рубежом) на данный момент базируется в Норвегии. Так как судовладельцы заполучили либо чинят их за пределами Рф.

Другими словами издержали средства на ремонт либо покупку судна за границей, понесли издержки. Средства обычно кредитные, и кроме прямых издержек манят за собой банковские проценты, которые в русских банках выше, чем в зарубежных.

А позже вступает в силу математика наших регулирующих ветвь законов и постановлений вместе с таможенными. Если строил за границей, ты должен к тому же заплатить при входе в родной порт 5% ввезенной пошлины, и сложить ее с таможенной ценой этого судна. И на все это накручивается 18% НДС. Результирующая — миллионы баксов на каждое судно, дополнительно. Просто, чтоб зайти в родной порт.

Естественно, можно сказать, что это требование страны: заплатите и зайдите. Но вот транспортные суда освобождены от таких платежей, эти требования предъявляются только рыбакам. И пошлина за заезд на местность Рф становится для их просто неподъемной. Отсюда и новый термин, рожденный такой реальностью — «незаходные» суда.

Транспортные же корабли внесены в интернациональный реестр судов. Не достаточно того, что они не платят ввозные пошлины, они к тому же имеют скидки по налогам. А рыболовные по ряду причин не попадают в этот реестр. Это положение в Русском международном реестре судов  нужно корректировать, либо же сделать амнистию для рыболовецкого флота.

Сейчас же базировать судна в родном порту не просто не прибыльно, это суровые убытки! Порты в итоге простаивают. За последние годы они совсем постарели.

Построенные в портах цеха  по заморозке и переработке рыбы на данный момент практически все закрыты и частью пришли в негодность. Плачевная ситуация и в судоремонте, некогда наикрупнейшее предприятие Мурманская судоверфь — обанкротилось и ремонтами занимаются маленькие предприятия со слабенькой базой, ну и те можно сказать при погибели.

О квотах

Квоты в Русской Федерации принадлежат государству и передаются юзерам (рыбакам) согласно контракта о закреплении толикой. В 2008 году на основании промысловой статистики за прошлые годы были рассчитаны толики каждого предприятия от Общедопустимого улова по каждому объекту аква био ресурсов, который определяется учеными в процессе исследований. И если толики компаний, согласно закона о рыболовстве №166-ФЗ, неизменны до 2018 года, то общедопустимый улов определяется каждый год зависимо от состояния припаса того, либо другого объекта.

На сегодня промысловые мощности (количество судов флота) превосходят сырьевую базу как минимум на 30% . Чувствуется очевидный недостаток квот на вылов ВБР.

О перекупщиках

В последние годы мы в главном старались прирастить объем продаж на русском рынке. И, к огорчению, сталкивались с противодействием сетей. Они охотно брали ввезенную рыбу не самого наилучшего свойства исходя из убеждений сферы обитания и подкормки. А филе из этой рыбы напичкано полифосфатами и с огромным процентом глазури ( это существенно наращивает ее вес).

Русская же продукция всегда свежайшая и выловлена в естественной среде. Мы допускаем только заморозку и никакой глазури! По качеству русская продукция несравненна, я отвечаю за свои слова. Но себестоимость ее выше и из-за этого разница в стоимости — 40-50 рублей на каждый килограмм по сопоставлению с искусственно выращенной ввезенной.

Сетевикам, естественно, выгодней использовать китайскую либо вьетнамскую продукцию, которая дешевле. Сбыть ее будет проще. Потребитель, видя приблизительно 1-го вида филе, в выборе исходит, сначала, из цены.

На прилавках наших магазинов большой процент рыбной продукции не русского производства. Главные поставки на наш рынок,  из той же Норвегии — семга, также скумбрия и сельдь.  Естественно, мы не сможем поставить такой объем семги. А вот скумбрией и сельдью русские рыбаки просто сумеют снабдить  страну, также существенно прирастить объемы поставок наших главных объектов — трески и пикши.

Улов и бюрократия

Не последняя проблемка для рыбной индустрии — российская бюрократия. Условия, которые она нам делает, иногда верно именовать адскими. По прибытию в порт  судну нужна разгрузка, это его основная проблемка. И здесь у борта появляется аж 20 6 контролирующих органов.

Представители этих  контролирующих органов должны  посетить  пришедшее в порт судно. Начинается паломничество. Один за одним контролеры показывают свою значимость.

Пограничники, таможенники, санитары… кого только нет. И пока любой из их не сделает персональное заключение, ваше судно не сумеет разгрузить улов. Правительство было вынужденно даже принять постановление о сокращении времени проверки судна до 3-х часов.

А тем временем дряхлеет порт. Он ведь живет на процент от перевалки груза. А если грузов нет, нет и процента. Меньше средств на обновление, развитие, благоустройство порта.

Посодействовать не сможете, так не мешайте

Многие осложнений в рыбной отрасли сделаны искусственно. По большей части они решаемы. Правительство нередко делает новые трудности, придумывая все новые законы.

Приятный пример: для борьбы с браконьерством приняли постановление Правительства Русской Федерации № 486. Его сущность кратко: всю рыбу  с акватории Баренцева моря нужно доставлять в порт. Другими словами выловил ты рыбу — будь разлюбезен явись в Мурманск, на пересчет улова пограничникам. И чиновникам непринципиально, что переходы у рыбаков могут занимать по трое суток.

Рыбная индустрия после введения санкций призвана обеспечивать всю Россию дарами моря. Пока наше правительство не решает трудности рыбаков, промысловые суда обслуживаются за рубежом, а порты дряхлеют.

Мурманск — Москва