Война дворцов против хижин

Владимир Поневежский. Фото: РИА Анонсы

Малая революция может опять прийтись в Рф на октябрь, на седьмое число, когда Госдума разглядит в первом чтении законопроект о компенсации из федерального бюджета для лиц, пострадавших от неправосудных решений зарубежных судов. Тогда закрепление в нормах закона отыщет следующая конструкция: священным признается право личной принадлежности самых богатых и влиятельных россиян, и это право будет защищено за счет средств всех других людей страны.

Создатель законопроекта — депутат Госдумы от «Единой Рф» Владимир Поневежский. Мне кажется, что текст он писал сам. Так как всю свою долгую карьеру до избрания в Госдуму Поневежский провел в органах прокуратуры, а законопроект по степени юридической грамотности в среднем соответствует какому-нибудь постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела. Мне от всей души жалко проф юристов, которые, непременно, остались еще в аппарате Госдумы и правительства. Только острая политическая необходимость могла вынудить их дать положительные заключения на этот закон. Правительство сначала вообщем отдало отрицательный отзыв, но переписало его, когда выяснилось, что приверженцем принятия законопроекта является премьер-министр. Что вообщем уже дико, так как он по сути юрист. Допускаю, что не читал, но одобряет.

Юридическую слабость законопроекта Поневежского в комменты для «Новейшей» тщательно разобрал юрист Вадим Клювгант. Если кратко, то это танк с парусами и крыльями, который не может ни летать, ни стрелять, ни плавать. Вобщем, для сегодняшнего созыва Госдумы работа с макулатурой — в порядке вещей. Но проект закона получил высшую поддержку, а означает, это не столько нормотворческий акт, сколько политический месседж. Попробую поймать.

1-ый план политической действительности кажется естественным. Общественность одномоментно прозвала проект Поневежского «законом Ротенберга» — у друга президента, попавшего во все санкционные списки Запада, не так давно арестовали элитную недвижимость в Италии. И он, думается, не последний посреди людей, вхожих на встречи учредителей кооператива «Озеро». Ну и посреди их обслуги, обслуживающей с пользой себе теневые денежные потоки, осуществляющей рейдерские захваты и выносящей в их интересах неправосудные судебные решения. И вот для всей этой братии бюджет Русской Федерации становится страховой компанией, покрывающей вред от расставания с их активами, авуарами и резиденциями в комфортных уголках Европы. Это ж какая перспектива: украл — вывел средства на Запад — попал под санкции — легализовал награбленное из русского бюджета через русский трибунал. Схема так примитивная и нахальная, что не вызывает ничего, не считая нефильтрованной ненависти.

Мне кажется, что эта заряженность на соц взрыв открывает 2-ой план политической действительности. Законопроект станет маркером, по отношению к которому элиту можно будет разделять на «собственный–чужой». Собственный — это означает: за компенсацию убытков элиты за счет людей. Если против — то чужой. Показательно, что в процессе «нулевого чтения» проект Поневежского поддержали только представители «Единой Рф» — партии понятно кого и кого еще. Любопытно поглядеть, отыщут ли внутри себя силы формально оппозиционные депутаты 7 октября, когда им придется голосовать. А если не отыщут — то как они растолкуют это своим избирателям. Тема про очередной ответ Западу не пройдет — у избирателя нет активов за рубежом, это он знает полностью твердо.

3-ий пласт политической действительности — самый интригующий. «Закон Ротенберга» кидает вызов и лично Владимиру Путину. Если президент не приостановит его принятие и подпишет, то он не сумеет больше считаться фаворитом всех россиян. Очень разумеется противоречие меж интересами людей и возможных бенефициаров законопроекта. Но если президент укрыто либо на публике тормознет проект, то плохие вопросы возникнут уже у элиты. Да, у «ротенбергов» есть сильные юристы, которые растолкуют, что в мусорный бак отправилась филькина грамота, но в общественном пространстве все будет смотреться по другому: президент сдает собственный ближний круг!

В общем, законопроект так противоречивый, малограмотный и страшный, что само его возникновение на свет верно диагностирует хаос и смятение, охватившее элиту. Эти мужчины даже не могут написать обычный закон, чтоб защитить собственные экономические интересы, — приходится проталкивать всякую муть. Проблемка в том, что как раз в такой политической действительности она может реально работать. Но объявляя войну обитателям хижин, обладатели дворцов очень рискуют. Революции в Рф начинаются в октябре…

Алексей ПОЛУХИН

Вадим КЛЮВГАНТ, юрист:

— Закон — это не всякий текст с таким заглавием, принятый Госдумой, утвержденный Советом Федерации и подписанный президентом. Закон должен соответствовать аспекту правовой определенности, а это означает — исключать всякую возможность двойного толкования и непредсказуемого внедрения. Он также должен соответствовать базовым гарантиям, принципам и нормам Конституции и интернационального права. По другому он, во-1-х, будет неправовым, неконституционным, другими словами — не подлежащим применению, и во-2-х, нормально работать не будет. Было бы отлично, если б законодатели об этом знали и помнили, в том числе и в случае с этим законопроектом.

К примеру, законопроект говорит о «заведомой неправосудности» решений, принятых зарубежным трибуналом. Эта «заведомая неправосудность», как можно понять, усматривается в нарушении компетенции русского правосудия. Но, во-1-х, вынесение заранее неправосудного решения по российскому уголовному законодательству — грех. Другими словами создатели законопроекта практически предлагают именовать зарубежных арбитров правонарушителями только за то, что они рассмотрели какое-то дело и вынесли по нему какое-то решение. Во-2-х, заведомая неправосудность решения значит, что арбитр, осознавая беззаконность собственного решения, специально воспринимает его из каких-либо криминальных побуждений. Эту заведомость, как следует, нужно в каждом случае обосновать, а не просто огульно продекларировать нормой закона другой страны. В-3-х, из Конституции РФ совсем не следует, что права гражданина либо юридического лица могут быть защищены только русским трибуналом.

Конституционная норма предугадывает право каждого на рассмотрение его дела трибуналом, сделанным в согласовании с законом. На этом основании законодательством установлены правила подведомственности и подсудности различных категорий дел различным судам на местности РФ, чтоб исключить создание особых «судилищ» для каких-либо особенных случаев. Существует огромное количество ситуаций, при которых дела с ролью русских людей, споры об их имуществе рассматриваются в других государствах, и напротив — в Рф рассматриваются «зарубежные» дела. К примеру, в русском уголовном праве есть нормы, определяющие, в каких случаях деяние, совершенное за пределами Рф, подследственно русским следственным органам, подсудно русским судам и подлежит рассмотрению по российскому закону. Кстати, в ближайшее время такие дела интенсивно расследуются и рассматриваются — в особенности связанные с Украиной.

С штатскими правоотношениями еще труднее. Во-1-х, Штатский кодекс РФ прямо предугадывает прямое и конкретное применение норм интернационального права и, более того, их верховенство по отношению к нормам русского штатского права. Во-2-х, стороны сделки имеют право без помощи других найти, в какой юрисдикции и по какому закону они желают разрешить собственный спор. И мы лицезреем, как интенсивно пользуются этим правом русские бизнесмены, которые все почаще предпочитают судиться вместе не в Рф. Потому конструкция «заведомой неправосудности», установленная законопроектом, — нечто, не имеющее ничего общего с принятой юридической теорией и практикой.

Обсолютно любой трибунал в обсолютно любой стране, как в него поступают материалы дела, сначала рассматривает вопрос о том, находится ли оно в его юрисдикции, другими словами — полномочен ли он разрешить это дело. Не нужно мыслить, что зарубежные либо международные суды только и грезят о том, чтоб разбирать русские дела. Напротив, они достаточно нередко в этом отказывают, и уж совершенно обыденным является долгий спор как раз по вопросу о юрисдикции и принятие трибуналом отдельного решения об этом еще до рассмотрения дела по существу.

Связь меж историей с сегодняшними санкциями и обсуждаемым законопроектом я вообщем не могу отыскать, если рассуждать с позиций права, а не конспирологии и всяческих домыслов. Неправосудным может быть только решение суда, санкции же налагает не трибунал, а другие органы. К тому же не всякое судебное либо другое решение тянет причинение вреда. К примеру, сегодняшние санкции предугадывают не лишение собственника имущества, а только замораживание (либо арест) активов, другими словами временный запрет на распоряжение ими. И необходимо еще обосновать, что таким решением собственнику имущества был вправду причинен вред, в чем как раз он выразился и каковой его размер.

Но даже если на минутку запамятовать обо всех этих бессчетных несуразностях, тяжело понять, как этот закон должен работать на практике. Он ведь подразумевает не отмену русским трибуналом решения зарубежного суда (это нельзя), а компенсацию, да еще за счет казны, вреда, причиненного российскому лицу. Другими словами замороженные активы позже высвободят, и собственник будет ими свободно распоряжаться, а русские налогоплательщики ему уже оплатили временные неудобства. И в чем все-таки тут высшая муниципальная мудрость?

И в конце концов. Пострадавшее русское лицо, претендующее на компенсацию, сначала должно будет обосновать, что некоторое имущество принадлежит как раз ему. Не уверен, что все лица, попавшие под санкции, обладают зарубежным имуществом открыто и впрямую. И еще меньше уверен в том, что они захочут поведать в русском суде, что как раз и на каких основаниях принадлежит им за рубежом.

Единая оппозиция «ЕдРу»

Ни в Думе, ни вне ее мы не отыскали хотя бы очередной партии, поддержавшей «закон Ротенберга»

Вадим СОЛОВЬЕВ, депутат от КПРФ:

— Наша партия будет голосовать против этого закона. Мы попросили статистику у государя Поневежского — сколько наших предпринимателей было обижено, как он считает, иностранными судами. У него никаких данных, не считая варианта Ротенберга, нет. Принимать закон под 1-го человека, на мой взгляд, верхушка некорректности. Законы регламентируют массовые явления, происходящие в обществе. Если мы будем принимать их под Сидорова либо Иванова, правовая система перевоплотится в вакханалию.

2-ой аргумент связан с тем, что участники внешнеторгового оборота, когда заключают соглашение, указывают, какому суду будут подсудны споры по этому договору. Их никто не принуждает, они сами подписываются под тем, что их дела будут подпадать под юриспунденцию зарубежных судов. Так при чем тут русское правительство? Правительство — это мы с вами, налогоплательщики.

Не считая того, «Единая Наша родина», принимая этот закон, показывает двойные эталоны. В Конституции написано, что граждане Рф имеют право на возмещение вреда, причиненного злодеянием. Другими словами если у гражданина украли автомобиль, который стоит полмиллиона, правительство должно компенсировать ему утрату, а позже отыскать правонарушителя и восполнить вред. Это положение 20 лет не действует. Так как всякий раз, принимая бюджет, единороссы пишут, что на эту статью средств нет. Для обычного гражданина экономных средств нет, а для Ротенберга есть. Это откровенное лоббирование интересов определенного лица.

В цивилизованном мире существует рыночный порядок решения таких вопросов. Опасности, которые появляются при проведении сделок, принято страховать. Если у нас вправду появляется проблемка, связанная с тем, что западная юстиция воспринимает политические решения, давайте сделаем муниципальный либо личный фонды страхования. Плати взнос, заключай с фондом страховой контракт и получай возмещение.

Игорь ЛЕБЕДЕВ, заместитель председателя Госдумы, управляющий Высшего совета ЛДПР:

— В действительности идет речь о решениях зарубежных судов, связанных с санкциями. Проще говоря, заморозили чьи-то млрд в южноамериканском банке, отобрали виллу на Багамах, отобрали яхту длиной в пол-Европы, отобрали зарубежный бизнес… Все это на данный момент почаще делается в связи с санкциями. И сейчас этих ребят, «пострадавших от санкций», будут содержать на последние гроши наши пожилые люди! Многие граждане готовы поддержать свою страну в тяжелую минутку. Но одно дело — поддержать российского производителя, к примеру, а совершенно другое — раскошелиться в пользу «российского» миллиардера. У которого все детки обучаются там, все активы выведены туда, ну и сам он почаще живет там, а не тут… И вот ему оттуда «прилетело», а наши бюджетники и наши пожилые люди пускай платят?!

Я, как понятно, сам нахожусь под индивидуальными санкциями. И я готов нести определенные утраты, испытывать определенные неудобства. Как и многие мои коллеги. Но тем «братьям по санкциям», которые желают восполнить эти утраты и неудобства за счет обычных людей, я не соболезную.

Миша ЕМЕЛЬЯНОВ, 1-ый заместитель управляющего фракции «Справедливая Наша родина» в Госдуме:

— Мы в пн будем определять позицию нашей фракции по этому законопроекту.

Лично я считаю, что восполнить нужно имущество производственного предназначения — другими словами выплачивать средства компаниям, пострадавшим от неправомерных действий. Но не физическим лицам.

Жора АЛБУРОВ, член центрального совета «Партии прогресса»:

— Естественно, многие удивились этой неописуемой наглости. Люди один раз украли средства из бюджета и заполучили на их недвижимость, а на данный момент они желают снова украсть средства, чтоб конфискованное имущество восполнить.

Разумеется, что когда человек открывает счета за границей либо покупает там имущество, он подпадает под действие местного законодательства. И вытаскивать человека из-под тех законодательных норм, которые он добровольно принял, — это смотрится само мало юридически удивительно.

Но юридических оснований для неприятия этого законопроекта Госдума не отыщет, так как к нормам права он вообщем имеет сильно мало дела. Есть политическая воля: спасти Ротенберга, Ковальчука и других. Это сигнал всем этим бандюганам — не страшитесь, в неудаче не бросим.

Профильный комитет его уже одобрил, и Плигин высказал полный экстаз по поводу законопроекта.

Сергей МИТРОХИН, председатель партии «Яблоко»:

— Это совсем абсурдный закон. Давайте поначалу проверим источники дохода человека: законны они либо нет. А может, человек сколотил такой доход за счет офшорных компаний либо отмывания средств?

Это еще одно разбазаривание бюджета на непонятные цели. Закон указывает, что власть плотно сплетена с олигархами, обслуживает сначала их интересы. А откуда возьмут эти средства? Усугубят положение малоимущих, обложат малый бизнес, прирастят недостаток Пенсионного фонда…

Диана ХАЧАТРЯН,
Мария ЕПИФАНОВА,
 

P.S. Мы обратились за комментами к трем представителям парламентской партии «Единая Наша родина», но ни какой-то из них не согласился высказать свою точку зрения на публике.