Война макдакам


Фото: Евгений ФЕЛЬДМАН — «Новенькая»

Полное пришествие структур Роспотребнадзора на рестораны «Макдоналдс» по всей Рф — это, естественно, проекция в действительность войны на символическом поле. Очередь в 1-ый «Макдоналдс» на Большой Бронной (его, кстати, и закрыли первым) была самым естественным свидетельством поражения в прохладной войне. Это была очередь, в какой люди желали стоять, она вела прямо в светлое будущее из темного русского истенного с очередями, ведущими в пустоту. Свобода употребления была первой и главной из свобод, которых желало подавляющее большая часть и которой оно с наслаждением воспользовалось до сего времени (красоты беспрепятственного выезда за предел ощутили наименее трети россиян, больше половины не нуждаются в свободе слова и менее процента производит право на свободу собраний).

Если разобраться, то ответные санкции ориентированы не столько против Европы и США (хотя собственный мотив и расчет здесь, естественно, есть), сколько против действующего общественного договора, в каком путь избирателя к урне лежал через заполнение его желудка. Креативный класс лишили хамона и пармезана в наказание, а вот приклнное большая часть должно не просто соглашаться с тем, что оно осталось без «макдака», но испытывать по этому поводу чувство русской в чистом виде гордости. Мы готовы и мы желаем не есть и не пить определенные вещи, если так нужно для страны.

Показательно, что мысль запретить «Макдоналдс» в Рф принадлежит не Роспотребнадзору, который с уходом Онищенко утратил политическое лицо и перевоплотился просто в инструмент, а Владимиру Жириновскому.

Это он предложил запретить работу компании в Рф в качестве ответной санкции на закрытие «Макдоналдсом» собственных ресторанов в Крыму. У него, вобщем, таких мыслях по 7 на дню, но вот как раз изгнание «макдака» оказалось нужно центром принятия политических решений.

Этот акт не рифмуется с пакетом иных антисанкций, у него вообщем нет оптимальных оснований. «Макдоналдс» инкорпорирован в США, но именовать его закрытие ударом по Америке в экономическом бизнесе все равно не выходит. Во-1-х, у этой компании нет определенного обладателя, ее акции находятся в свободном обращении и могут принадлежать кому угодно, хоть россиянам, хоть китайцам. Во-2-х, для глобального бизнеса «Макдоналдса» утрата русского рынка не трагична. Это два процента от общей выручки компании, толика Рф в доходах головной структуры должна быть выше, так как две третьих ресторанов в мире работают по франшизе, а в Рф фактически все были открыты через местные «дочки» американской компании, но так же и это не трагедия. Глобальный фондовый рынок ожесточенного удара по компании вообщем не увидел — ее акции на торгах в Нью-Йорке даже немного выросли в стоимости.

Для Рф же, если дело кончится ликвидацией сети,

это будет означать утрату 40 тыщ рабочих мест и больше 10 млрд рублей налоговых отчислений в год, не считая сравнимых утрат предприятий-смежников, а их более полутора сотен. Эффект такой же, как если б с карты страны в один день пропал маленький город.

Но по другому и быть не может, когда разворачивается такая громада, как Наша родина. А она разворачивается, и не просто к Западу задом, а к Китаю хлебом, солью и трубами. «Макдоналдс» — главный знак глобализации и поэтому возлюбленная мишень антиглобалистов, к которым, как мы сейчас лицезреем, относятся не только лишь мужчины в футболках с Че Геварой, которые врываются в рестораны либо растягивают бранные баннеры, но так же и суровые дяди в пиджаках с триколором. Не исключено, кстати, что сейчас на майках антиглобалистов будут Путин и Гиркин-Стрелков, по последней мере на востоке Украины активисты движения (и правой, и левой политической идентичности) ведут войну в свое наслаждение против диктата США и НАТО. Они новые союзники официальной Рф во наружной политике, так же как лимоновцы — новенькая опора Путина во внутренней.

Один из самых любознательных парадоксов этой войны, что победой считается утрата. Да, Крым мы присоединили, но Украину как часть российского мира утратили. А последующие заслуги в том, что Наша родина будет жить без нехорошей пищи, без «Макдоналдса», без западных кредитов. Перечень, непременно, будет продолжен.