Все перебрасываем и перебрасываем

В последних числах декабря, в преддверии Года Змеи были обнародованы главные планы всех провинций и округов Китая на 2013 год. Внутренняя Монголия  заявляла о готовности перебросить 600 миллионов кубометров воды в год из реки Чаоэр, принадлежащей трансграничному бассейну Амура, в засушливые районы на юге в бассейн р.Ляо. Канал длиной 650 км проложат под 2-мя другими реками  и напоят угленосные провинции юга Внутренней Монголии, где потом появится возможность строить ТЭС, предприятия углехимии, развивать ирригацию и т.п.  Не считая того регион готов приступить к строительству  водохранилища Чжалуомудэ на реке Хайлар, той что достигая границы меняет имя на Аргунь.

Русская пресса, МИД, водохозяйственные ведомства и наука пока хранят молчание, никак не комментируя эти планы.

Эта  переброска совсем не самое масштабное деяние китайских гидротехников за отчетный год в бассейне Амура. Так сданный в 2012 году гидроузел Хадашань в низовьях  притока Амура реки 2-ой Сунгари, хотя и  вмещает наименее 4 кубокилометров воды, но сумеет обеспечить переброску по последней мере 1900 миллионов кубических метров воды в год в бассейн р.Ляо. Это уже суровая цифра. Водохранилище Хадашань – центральный элемент  знаменитого проекта «Переброска вод с Севера на Юг», который был утвержден Госсоветом КНР в 1994 году, другими словами еще ДО осуществляемой сейчас переброски вод Янцзы «Юг-Север».  Система водохранилищ и каналов должна была обеспечить переброску от 5до 9 млрд кубометров воды в год из бассейна Амура-Сунгари в вододефицитные бассейны на юге. Проект был отложен на долгие и длительные годы, а именно, после официального запроса со стороны Рф с просьбой представить экологическое и водохозяйственное обоснование переброски вод из трансграничного бассейна. Тогда переброске стремительно нашлись кандидатуры в самом бассейне Ляо, отсрочившие  проект практически на два десятилетия. 

Река Аргунь

Все же, ужесточающийся недостаток воды в северном  Китае – беспристрастная действительность, а строительство сложных гидротехнических сооружений – обычный ответ китайской цивилизации на  вызовы судьбы. Еще три года вспять Бюро по возрождению старенькых промышленных баз Cеверо-востока КНР при Госсовете КНР вновь опубликовало старенькый план, но с новым нейтральным именованием: «Улучшение рассредотачивания аква ресурсов северо-востока методом межрегиональной  переброски вод».

В современном варианте план, а именно, включает следующие проекты:

1) Переброски 1.6 кубокилометров воды из притока траснграничной с Кореей р. Ялузцян и не обозначенного объема вод  р. Ляо в различные районы провинции Ляонин;

2) Переброска не обозначенного объема вод р. Нонии в Байчен и другие западные районы;

3)Переброска вод из водохранилища Хадашань на 2-ой Сунгари в западные районы провинции Цзилинь;

4) Переброска из водохранилища Фенмань на 2-ой Сунгари 0.9 кубокилометров воды в Чаньчун и др городка;

5) Переброска 1.7 кубокилометров воды из водохранилища Ниэрцзи в район Дацина и Цицикара;

6)Переброска 0.6 кубокилометров воды из водохранилища Вендеген на реке Чаоэрхэ в район Уланхот и Тунляо во Внутренней Монголии;

7) Переброска из р.Халхингол (Халахахэ) на угольные накапливай в префектуру Силингол во Внутренней Монголии;

Любопытно, что в 2010 году на монгольско-китайских переговорах по трансграничным водам китайская сторона неудачно просила согласия Монголии «вернуть» сток р.Халхингол в озеро Далай методом строительства канала до пересохшей реки Оршун. Оба плана разумеется взаимосвязаны: строительство канала в Оршун обезопасит озеро Далай от вероятных последствий переброски части вод Халхингола в Силингол на нужды индустрии. С 2009 года в озеро Далай под предлогом его «спасения от усыхания» по специально «восстановленному» аква пути уже перекидывается из р.Хайлар (Аргунь) до 1 кубокилометра воды в год. Из всех перечисленных в документе проектов как раз проекты в засушливой Внутренней Монголии  чреваты более суровыми неблагоприятными последствиями: социально-экологическими, водохозяйственными и геополитическими.

Хотя числа суммарной переброски из бассейна Сунгари уже близятся к 4 млрд кубометров воды в год, это  всего 5% от стока Сунгари в Амур. Но сама тенденция вызывает беспокойство, т.к., если экстенсивный метод развития остается неизменен, то Китаю потребуются   еще огромные объемы воды из такого же источника. Уже на данный момент невозвратное водопотребление уменьшает сток Сунгари по последней мере на четверть.

Самым водоемким сектором является орошаемое земледелие и заместо того чтоб гнать воду в районы обычного земледелия на юге можно расширять рисоводство на Севере. Что и происходит уже в течение 2-ух десятилетий, за которые пограничная с Россией равнина Санцзян  меж Амуром и Уссури с 7 места по производству зерновых вышла в национальные фавориты. Земли здесь наименее истощены, воды вволю, а современные технологии позволяют приспособить под чеки и самое глубочайшее болото, и  склон горы. Еще в прошедшей пятилетке уже построены 1-ые каналы и насосные станции для орошения полей равнины Саньцзян водами из основных русел Амура и Уссури. Объем сельскохозяйственного водопотребления в бассейне Амура будет и дальше возрастать резвыми темпами.

Значимая часть инфраструктуры упомянутая выше проектов уже построена либо строится на данный момент, хотя некоторые контракта меж провинциями о перераспределении аква ресурсов еще требуют доработки. Отстают только проекты во Внутренней Монголии, граничащей с Забайкальским краем. Движущей силой этих проектов является стратегия перемещения энергетики и индустрии с густонаселенного  востока КНР на запад. В 12 пятилетке (2011-15) будет создано 16 крупномасштабных центров угольной индустрии, в т.ч. значимая их часть — во Внутренней Монголии и Синьцзяне у границ с Россией, Казахстаном и Монголией. Добыча и переработка угля, угольная теплоэнергетика и углехимия – очень водоемкие производства. Исследование проведенное по заказу Гринпис Институтом Географии КАН указывает что к 2015 году водопотребление угле-энергетических центров во Внутренней Монголии, Шаньси, Шанси и Нинься сравняется либо превзойдет имеющиеся там резервы для промышленного водоснабжения и востребует перераспределения аква ресурсов сейчас применяемых в сельском хозяйстве, городском водоснабжении и для поддержания экологического благополучия местности. Размещенный Гринпис в августе 2012 года Доклад «Жажда Угля» указывает как развитие угольной индустрии ставит под удар благополучие как трансграничных речных бассейнов, так и бассейнов снутри Китая. Гринпис обрел внезапного союзника в лице HSBC, Шанхайско-Гонконгской банковской компании, выпустившей сначала  2013 года аналитический доклад-предупреждение для вкладчиков о том, что в связи с неизбежностью  повторяющейся нехватки аква ресурсов, развитие теплоэлектростанций на углях  Северного Китая – очень рискованный бизнес.

Многострадальный бассейн Аргуни  — посреди более угрожаемых. Уже выстроено водохранилище Хунхуаерцзи на реке Имин — крупнейшем притоке Хайлара, которое поит  возрастающий угле-энергетический комплекс компании Хуанен. Если все запланированные углехимические производства и 7 Гигаватная электрическая станция будут построены, то в засушливые годы они выпьют этот приток  до дна.  Водохранилище Чжалуомудэ на реке Хайлар, что угрожают выстроить в 2013 году, будет питать аналогичный угле-энергетический комплекс компании Даень, также обеспечит регулирование для более равномерной подачи воды в канал переброски Хайлар-озеро Далай. К строительству еще не приступали, но местные обитатели уже получили официальное извещение о переселении и собирают манатки. Сельский предводитель деревни Чалуомудэ уверен, что строить плотину начнут если не в мае, то в июне. К тому же уже заявлены планы развития орошаемого земледелия на базе этого гидроузла.  И угледобыча, и углехимия, и сельское хозяйство будут также дополнительным источником загрязнения для очень обмелевшей в итоге  гидростроительства Аргуни.  Естественный аква режим реки будет совсем нарушен и ее именитая пойма — дом для журавлей, гусей и иной краснокнижной живности — стремительно деградирует. Местное население вкусит все красоты загрязнения напополам с опустыниванием сферы обитания.

Что делает русская власть для отстаивания  собственной экологической и социально-экономической безопасности? Включает Аргунь в перечень приоритетных регионов для расширения заповедных территорий,  но само расширение почему-либо откладывает до наилучших времен. Меж тем  создание природного резервата высочайшего ранга было бы принципиальным аргументом при отстаивании экологических ценностей.

Само отстаивание этих экологических ценностей перед лицом китайского техногенного напора совершается как-то робко.  Одна из беспристрастных обстоятельств неуверенности  — отсутствие в Рф законодательно и научно обоснованных норм ограничивающих изменение стока реки- другими словами определяющих нормы экологического стока и допустимого изъятия вод. А без научно обоснованных ограничений трудно договариваться с соседями. Но вот в конце концов свершилось в конце 2012 года институт РосНИИВХ сделал проект этих нормативов. Согласно этому проекту, китайцы правы, и у гидрологического поста  Молоканка, что стоит в Забайкальском районе, где река выходит из Китая на общую границу, допустимо забирать более 30% стока Аргуни.

Можно с уверенностью утверждать, что изъятие 30% стока способно вызвать глубокую деградацию экосистемы и у еще наименее ранимой реки, чем Верхняя Аргунь. Так в 2009 г. исследованием Читинского Гидрометцентра и Муниципального гидрологического института  Рф показано,  что изъятие 1 кубокилометра воды (30% стока) привело бы к полному прекращению затопления поймы в  среднем по водности году, а изъятие 0.4 кубокилометра воды (12% стока) более чем в два раза уменьшит время затопления поймы. И то, и другое – сродни экологической катастрофе, на которую, фактически, и обречена река, если Наша родина, в конце концов, не начнет отстаивать ценности экологической безопасности.

На публичных слушаниях в Чите еще в ноябре 2012 года проект РосНИИВХ был подвергнут шквальной критике со стороны муниципальных, публичных и научных организаций, как неспособный обеспечить улучшение экологической ситуации на трансграничной реке Аргунь, а точней еще ужаснее – содействующий ее резвой и окончательной деградации. Проект рекомендовали даже не отправлять на муниципальную экологическую экспертизу, а сразу же дать специалистам для глубочайшей переработки. Но даже спустя полгода на веб-сайте Амурского бассейнового управления почему-либо так и не появился протокол слушаний, в каком записан этот публичный наказ. А на данный момент ведомство, невзирая на возражения участников слушаний, пробует дать негожие проекты НДВ на муниципальную экологическую экспертизу в Дальневосточный федеральный округ.

Ничего необыкновенного и преступного в планах КНР нет. Они пробуют перенести чрезвычайное бремя ресурсного и экологического кризиса с густонаселенных районов на «отсталые» национальные окраины. Это обычкновенная логика экстенсивного развития, характерная не очень дальнозоркому авторитарному управлению.  Особенно и граничит с преступной халатностью поведение русских властей, которые «с осознанием»  глядят на быстрое ухудшение ситуации в пограничных районах и не решают  действенных шагов для обеспечения экологической безопасности и установления общих норм, ограничивающих воздействие на трансграничные реки.