Хлеба под снегом

Полномочный представитель президента РФ в УрФО Игорь Холманских высоко отозвался о тружениках сельского хозяйства Сибири, спасающих гибнущий урожай. Очень ранешняя зима, произнес он на пресс-конференции, поставила хлеборобов в сложное положение. Но, невзирая на жесткое сопротивление природы, уборочная страда идет в почти всех хозяйствах окрестность полным ходом. «Я сам в этом удостоверился в Тюменской области. Опешил — техника-то работает! Из-под снега хлеб убирают!»

И это правда. Так же работают  фермеры в примыкающих областях, например, в Новосибирской. «Да, убирают, — согласился главный редактор независящего издания «Председатель» Павел Березин. — Молотят воду и снег, пытаясь собрать то, что сойдет за зерно, чтобы за копейки реализовать пятым классом. Но ликовать здесь нечему — это от безысходности».

Утраты нового урожая в Новоси­бир­ской области составят минимум пятую часть. По официальным данным, поведал «Новейшей» редактор «Председателя», около трети хозяйств региона не в состоянии обслуживать свои кредиты, а посреди фермеров, по его оценкам, несостоятельных должников приблизительно 80 процентов. «Они ожидают собственной участи: начнут банки массовые банкротства либо дадут еще немного пожить».

В некоторых областях положение еще ужаснее. Например, в Курганской, где осталось под снегом более 40 процентов посевов зерновых, введен режим ЧС.

Погода в этом году в Сибири и Зауралье не задалась: сухая весна, прохладное лето, задержавшее созревание посевов, с началом уборки — дождики в два раза больше нормы, позже в один момент выпавший снег. По данным Гидрометеоцентра, подобные аномалии в Сибири последний раз наблюдались в 1979 году.

«Не стоит списывать все неудачи села на природные катаклизмы, — говорит Березин. — Смягчить их последствия могла бы земельная наука, но она в Сибири безмолвствует. Академики и рады бы посодействовать крестьянам в подборе видов, агротехнологий, но у их нет средств, чтоб выехать в сельские районы. Мне не так давно в этом признался видный ученый Сибирского отделения Россельхозакадемии».

Большие местные хозяйства, по словам редактора «Председателя», смогли отыскать окно в беспросветном небесном расписании — 5—6 дней, когда не было осадков, — и благополучно все посеянное убрали, так как было чем убирать. «Но таких хозяйств в регионе — по пальцам перечесть». А практически у всех техники не хватает либо она очень изношена: выходят в поле на «загнанных лошадях».

«Это очень больно и тяжело, но природа нас пока одолевает, — признался порталу «Сибкрай» вице-губернатор Новосибирской области Василий Пронькин. — Есть, к огорчению, местности, где нагрузка на технику недопустимая — по тыще га на комбайн».

В Омской области этот показатель гораздо меньше, но тоже, по мнению члена комиссии по земельной политике областного политсовета ЕР Ивана Назарова — запредельный. На пресс-конференции, посвященной ходу уборочной кампании, он произнес: «Когда такое было, чтоб на одну машину приходилось более 600 га земли? В Русско-Полянском районе — 650».

Омским крестьянам удалось отбить у неожиданной зимы основную часть урожая — под снегом осталось процентов 5. А собрано 3,2 миллиона тонн. «Достались они земледельцам большущим трудом, — говорит региональный министр сельского хозяйства Виталий Эрлих. — Механизаторы практически жили в комбайнах. Днем молотить погода не позволяла, потому работали ночами».

А вот отлично узнаваемый читателям «Новейшей» один из наистарейших фермеров Омской области, агроном Петр Шумаков, считает: таким героизмом делу не поможешь. «Губят технику и людей. Что толку от этого хлеба, который они берут из-под снега? Чтоб довести его до обычной кондиции, нужно 3—4 раза через сушилку изгнать. А это издержки. Ну и где ее взять? А элеваторы сбавляют стоимость за влажность — на тыщу рублей за тонну. В конечном итоге солярки больше сожжешь. Кому нужен этот «геройский хлеб»?»

Сам Шумаков на собственных 18 гектарах 3 ноября еще к уборке не приступал. Ожидает, когда снег подтает и поле просохнет, каждый день замеряет влажность зерна. Так же, говорит, поступают все его знакомые крестьяне, без героизма. «Нам не нужна эта показуха — нам нужно выживать».