Закон против всех

В среду Госдума приняла в первом чтении сразу же два «антиофшорных» законопроекта. 1-ый из их — резонансный, запрещающий широкому кругу высокопоставленных чиновников и парламентариев иметь счета в иностранных банках и ценные бумаги зарубежных эмитентов. На его фоне 2-ой законопроект «прошел» неприметно, хотя на самом деле это — более суровый документ, усиливающий санкции за легализацию нелегальных доходов и практически отменяющий в стране банковскую тайну. Есть и треть в этой конструкции: уже действуют поправки, обязывающие россиян проводить все доходы, приобретенные за рубежом, через русские банки. В совокупы эти три нормы дают возможность отобрать имущество, а в других случаях и свободу у любого гражданина нашей страны, ведущего экономическую деятельность.

Степень ужесточения денежного законодательства полностью соответствует закручиванию гаек, которое вышло в общественно-политической жизни. Правда, оно в основном ориентировано на зачистку элиты. Точечную либо массовую — пока вопрос.

Намедни рассмотрения «закона о национализации элиты» заинтригованные стороны предлагали свои варианты его усовершенствования. К примеру, глава Сбербанка Герман Греф считает разумным все таки разрешить бюрократам держать счета за рубежом, но исключительно в «дочках» русских банков. Глава «антикоррупционного» комитета Госдумы Ира Яровая по этому поводу увидела, что зарубежные банки, пусть и дочерние по отношению к нашим, живут по законодательству других государств, в каком есть понятие банковской потаенны.

И ведь она права! В Рф формально банковская потаенна тоже есть, но на практике эта норма применяется так же, как, допустим, 31-я статья Конституции о свободе собраний.

 

А мужики-то не знают?

Дискуссию также вызывал вопрос о том, стоит включать в перечень лиц, которым «забанено» финансовое присутствие за рубежом, депутатов. Очевидно, одно дело воспрещать что-либо бюрократам, и совершенно другое — самим для себя. Когнитивный диссонанс мог плохо сказаться на результатах голосования. Но Древняя площадь, где писали президентский вариант законопроекта, — это вам не Охотный Ряд, там умные люди посиживают. Фактически никто, включая самих депутатов, не увидел, что они по сути подпадают под действие запрета, пусть и не впрямую.

«Блэклист», представленный в п. 1. ч. 1 ст. 2 законопроекта, открывают «лица, замещающие муниципальные должности РФ». Это не муниципальные служащие, а совсем отдельная каста, все представители которой поименованы в президентском указе. Слова «депутат» там нет, зато есть: председатель Госдумы и его заместители, главы комитетов и подкомитетов, а равно их заместители, и члены думских комитетов. Подобная история — с Советом Федерации. Фактически все депутаты и сенаторы являются членами тех либо других комитетов, а означает, подпадают под действие запрета.

На всякий случай уточню, что запрет в одинаковой мере касается президента Рф, председателя правительства со всеми его заместителями и федеральных министров, арбитров, в том числе Конституционного, Верховного и Высшего арбитражного судов, губернаторов, генпрокурора и председателя СК, управление Центризбиркома и Счетной палаты и даже уполномоченного по правам человека.

Не с этим ли, кстати, может быть связана эпидемия добровольческого сложения мандатов, наблюдаемая сейчас в Думе? Ведь после вступления закона в силу иностранные счета депутатов будут находить уже не блогеры, а правоохранительные органы и спецслужбы. К чему еще раз завлекать их энтузиазм?

Тем паче что депутатов невольно испугал приходивший к ним не так давно в гости председатель СК Бастрыкин, который предложил сделать в Рф финансовую полицию. (Человек знает, что говорит, — сделал же он уже политическую.) Это ведомство уж точно не оставит без внимания тему иностранных счетов.

В конце концов, дискуссировался — на фоне пехтингейта — и вопрос о том, не стоит запретить к тому же иностранную недвижимость. Президентская версия законопроекта подобного запрета не содержит, акцент изготовлен на то, что недвижимость должна быть задекларирована и при всем этом подтверждена легальность происхождения средств, потраченных на ее приобретение.

К первому чтению, но, ни одной юридически оформленной поправки представлено не было, но во 2-м он будет рассматриваться «пакетом» с проектом, ранее внесенным депутатами-единороссами, еще более жестким, включающим в себя и запрет на недвижимость, и уголовщину с реальными сроками за сокрытие информации. Так что борьба еще впереди.

 

«Налоговый террор» ворачивается?

2-ой законопроект, принятый в пятницу в первом чтении, был внесен правительством. В целом он ориентирован на ужесточение контроля над трансграничным движением капитала из страны и в страну.

Некоторые нормы издавна ожидаемы, как, к примеру, право банка отказывать клиенту в открытии счета и проведении операций в случае, если они кажутся ему подозрительными. На этом издавна настаивал Центробанк.

В Рф нельзя будет зарегистрировать юрлицо по подложным документам (представьте для себя, ранее понятного запрета не было).

Под контроль будет взят рынок микрофинансовых займов, который вправду представляет собой красивый полигон для нелегальной обналички.

Вводится понятие «бенефициарного обладателя» не только лишь как конечного выгодоприобретателя, но так же и как лица, которое прямо либо косвенно определяет деятельность компаний.

Предлагаются поправки в УК, которые вводят такой аспект ужесточения наказания за легализацию нелегальных доходов, как внедрение юридических лиц, специально предназначенных для совершения злодеяния (это, естественно, к вопросу об «однодневках»).

В конце концов, доходы, приобретенные нелегальным методом, будут подлежать конфискации. На этом, к примеру, настаивает Бастрыкин.

Но есть и нормы, которые испугали даже голосовавших за проект депутатов. А именно, в официальном комменты, размещенном на веб-сайте думы, глава комитета по бюджету и налогам Андрей Макаров заявил: «Увлекательная поправка: если вдруг почта не смогла какое-то отправление налоговой службы вручить налогоплательщику, налоговая служба получает право арестовать счета налогоплательщика. При всем этом желал бы увидеть, что в данном случае за вред, нанесенный налогоплательщику, правительство нести ответственности не будет. Я даже не собираюсь дискуссировать тему рейдерских атак, которые сейчас будут осуществляться на уровне налогового инспектора и почтальона, так как этих 2-ух людей будет довольно, чтоб захватить любое предприятие».

Вправду, подразумевается, что налоговики будут коммуницировать с участниками экономической деятельности по почте, при этом только по юридическому адресу, и если почтальон там фирму не увидит, она будет предана различным санкциям.

Но это все таки частность, пусть и одичавшая, а вот фактическая отмена банковской потаенны — это уже конец. При этом если в рамках ОРД доступ к информации по счетам будет вероятен только с санкции суда (что уместно), то налоговики получат право добиваться от банков информацию по клиентам впрямую — в рамках обсолютно любой налоговой проверки. Зато говорить о том, что они были обязаны нарушить конституционные права людей, банки не сумеют никому, в том числе клиентам — на это в законопроекте наложен серьезный запрет.

Кстати, милый метод закрыть все оппозиционные «кошельки» и обездвиживать работу обсолютно любой структуры — хоть публичной, хоть коммерческой.

Депутаты говорят, что во 2-м чтении хотят все эти несуразицы вымарать. Поглядим, получится ли.

 

Триединство наказания

Сейчас представим для себя, что будет с бюрократом либо депутатом, если у него (либо у жена) обнаружатся счета либо активы за рубежом. По закону, он должен будет или избавиться от их, или бросить должность, сдать мандат. Как бы неприятно, но не смертельно.

Но если вспомнить, что сейчас каждый гражданин РФ должен перечислять все приобретенные за рубежом доходы поначалу на счета в русских банках и только позже — за предел, то картина выходит принципно другая. Если у бюрократа (депутата) есть иностранный счет, то, разумеется, на него поступали какие-то средства. Тогда его ожидает штраф в размере от 75 до 100% утаенного (подробнее об этом механизме — в материале Екатерины Фоминой ). Выходит та же конфискация, хоть и в другой форме.

Не считая того, встанет вопрос: откуда у слуги народа эти средства, законно ли их происхождение? Если ответ отрицательный — то это уже уголовная статья.

В общем, президент накапливает юридический арсенал для полномасштабной войны с элитой. Вопрос в том, нужен ли он только для устрашения, либо будет применяться серьезно?