Жизнь после Кипра

Денежный крах Кипра эхом отозвался в мире. Но, пожалуй, громче всего это эхо прогремело в Рф. Ведь как раз русские вклады составляют значительную часть тех средств, что сгорели на Кипре. Определенные числа, характеризующие сумму русских вкладов, именовать трудно, можно говорить только о ориентировочных оценках. Многие специалисты сходятся на том, что россиянам принадлежит около 40 % всех размещенных в кипрских банках сбережений. В сумме это может составлять около 30 млрд евро, вывезенных на полуостров Афродиты из Рф. В конечном итоге единовременные утраты россиян от «нехороших» кипрских активов составят около 4 млрд евро. А в длительной перспективе, при самом неблагоприятном сценарии углубления кризиса и его затягивания на годы, утраты могут составить 10-ки млрд.

 

Кипрская Атлантида

Кризис на Кипре был предсказуем. Тем паче после событий в Греции 2010-2012 годов, которая, под опасностью дефолта, запросила финансовую помощь Евросоюза. Действия на Кипре, который связан с Грецией кровными узами, развивались по греческому сценарию. Точно так же, под опасностью дефолта, в марте 2013-го островная республика обратилась за помощью к Евросоюзу.

Но, в отличие от варианта с Грецией, ЕС не торопился раскошелиться. Это может показаться странноватым, ведь размер денежных вливаний в кипрские банки требовался в 10-ки раз наименьший, чем в греческую финансовую систему. Совместно с тем, в отношении Кипра у Евросоюза, возможно, появилось много вопросов. Какой-то из них: кому мы, фактически, будем помогать, чьи средства мы будем выручать на Кипре, ведь не тайна, что чуть не половина – это русские капиталы?

Кипр ринулся с мольбой о помощи в Москву. Но так же и там не отыскал поддержки. Ну, а Евросоюз, после мучительных раздумий, согласился выдать Кипру спасительный кредит. Правда, на грозных, если не сказать кабальных условиях. Брюссель практически принудил кипрские власти ограбить собственные банки.

10 млрд евро было обещано Кипру Евросоюзом при выполнении подобного требования. Значительную часть средств, недостающих до 17 млрд, подходящих для спасения тонущей в долговом океане республики, Кипр должен изыскать без помощи других — за счет хирургического сокращения денежного сектора и «стрижки» вкладов в огромнейших банках. При всем этом маленькие вклады размером до 100 тыщ евро остаются нетронутыми. (Эта сумма страхуется банковской системой Евросоюза, и сохранность таких вкладов гарантируется вкладчикам.) А вот те, чьи вклады больше 100 тыщ евро, понесут значимые утраты. Они растеряют до 60 %, а то и до 80 % средств. Ну и возврат оставшихся средств растянется на годы.

Вся эта процедура касается 2-ух огромнейших банков Кипра: Bank of Cyprus и Cyprus Popular Bank (Laiki), при этом последний и совсем ликвидируется.

Кипрский Народный банк (он же Laiki) – это особенная статья. Как раз он был любимым банком для россиян. Тут была облегченная процедура работы с вкладчиками. Для открытия счета в этом банке не требовалось огромного количества документов, удостоверяющих источник поступления средств. Счет можно было открыть, даже не выезжая из Рф. Как раз в связи с этим банком в большинстве случаев гласили о том, что на Кипре отмываются «грязные» российские средства, что тут лежат средства российских коррупционеров и российской мафии.

 

Не мафией единой

Вот свойственное выражение из редакционной статьи The New York Times, посвященной кипрским событиям.

«Почему необходимо переживать за русских олигархов, русские компании и коррумпированных чиновников, которые растеряют средства на Кипре? Русским компаниям нравятся налоги по низким ставкам, которые можно платить, зарегистрировав фирму на Кипре. Благодаря особенным отношениям Кипра с Россией, рубли, вложенные в банки Кипра, нельзя найти точно так же, как баксы на банковских счетах в Швейцарии в былые времена».

А вот еще. «Прихвостни президента Путина, разбогатевшие на попирании верховенства закона, сейчас напоролись на то, за что боролись. На Кипре правила поменялись без предупреждения. Итог такой же, как у сфабрикованных обвинений в неуплате налогов, которые выдвигают русские бюрократы, чтоб украсть активы предпринимателя».

Самым смешным ведущее южноамериканское издание находит тот факт, что некоторые русские компании угрожают подать в трибунал. «В этом есть определенный развращенный смысл: русские бюрократы торопятся вывести свеженаворованное из Рф, чтоб упрятать его в странах, где верховенство закона — не пустой звук. Они не желают, чтоб с ними обошлись так, как они сами обошлись с соотечественниками».

Все правильно. И если б речь шла только о деньгах российской мафии, здесь нечего добавить. Но настоящая картина труднее.

— Не стоит считать запятанными средствами все русские средства, аккумулированные на Кипре, — говорит доктор Интернационального банковского института в Санкт-Петербурге Александр Погорлецкий. – Привлекательность Кипра для русского бизнеса, в том числе полностью законного, имеет свои конкретные причины. Сначала это то, что еще с 1990-х годов в Рф не было фактически никаких гарантий прав принадлежности, правовых и судебных гарантий для ведения бизнеса. А Кипр представлялся как раз такой правовой юрисдикцией.

Да, правовых гарантий в Рф как не было, так и нет. И если в дальние уже девяностые соперников просто отстреливали, то позже на замену этому кровавому беспределу пришли, кроме лихого рейдерства, и другие бескровные, но более утонченные методы захвата бизнес-активов и перераспределения их в пользу тех, кто посильнее. Сейчас самыми сильными являются не те, чей аргумент бейсбольная бита либо пистолет с глушителем. Посильнее те, кто близок неограниченным в собственных способностях госструктурам, всесильным силовикам (сначала, чекистам), также всевластным «друзьям Путина». И это принуждает многих в Рф, кто не в состоянии противостоять этой громаде, уводить капиталы в неопасную гавань. Безупречным для этого был Кипр.

Кипр в течение длительных лет был хабом для русского бизнеса. Тут проводились операции для ведения интернациональной коммерческой деятельности. Ведь, в отличие от Рф, тут существовали правовые гарантии, и право принадлежности (прямо до последних событий) не было пустым звуком.

Традиции британского права, доставшиеся в наследие от Английской империи (Кипр был английской колонией прямо до 1960 года) — это не единственное, что завлекало русский капитал на полуостров Афродиты. С мая 2004 года Кипр является членом Евросоюза (а с 2008 года Кипр также заходит в зону Евро). Так что с 2004-го полуостров формально закончил быть оффшором и заполучил респектабельный шарм Евросоюза. Совместно с тем, тут сохранилось льготное, на самом деле еще оффшорное, налогообложение. Низкие налоги: на прибыль компаний – 10% (в Рф – 20%), на дивиденды – 15%, а операции с ценными бумагами вообщем освобождены от налогообложения. (На данный момент налоги на прибыль на Кипре увеличиваются до 12%, возможно, будет и предстоящий рост).

— На Кипре налог на прибыль вдвое ниже, чем в Рф, но это не все, — говорит доктор Санкт-Петербургского филиала Высшей школы экономики Андрей Заостровцев. – У Кипра с Россией существует контракт об исключении двойного налогообложения, так, русские капиталы, вывозимые на Кипр, облагались наименьшими налогами, чем в Рф.

Кипрский налоговый рай был смачной приманкой для русского бизнеса и новых российских богачей.

Вобщем, не только лишь он. По аналогичным причинам очень симпатичными для русских средств были и другие оффшоры. По данным английской исследовательской компании Tax Justice Network, за 20 лет с 1990 по 2010-й год из Рф была выведена в иностранные оффшоры астрономическая сумма – 800 млрд баксов, в среднем 40 млрд в год. А вот в 2012 году, по данным Росстата, из Рф в оффшоры ушло 60 млрд.

Вероятнее всего, эти числа, по сути, значительно больше, ведь путь средств через оффшоры нередко был так запутан, что проследить их исходный пункт отправления было фактически нельзя. Можно для себя только представить, что можно было бы сделать на эти средства, если б они оставались в стране, а налоги от этой суммы шли в русский бюджет.

Ну, а основным адресатом этого оффшорного движения капиталов из Рф был снова же Кипр. Это и позволяло говорить о Кипре как о бессменной прачечной по отмыванию русских средств.

 

Российский Кипр

В Кипр пришли не только лишь российские средства. Многие россияне прямо за своими капиталами сами поселились на солнечном полуострове. При общей численности населения республики Кипр около 800 тыщ человек, «российская колония» насчитывает 40 тыщ. В особенности много сограждан осело в округах Лимассола, второго по величине городка и денежной столицы Кипра. Тут оказываются на виду бессчетные вывески на российском языке. В городке работают не только лишь российские магазины, рестораны, клубы, но так же и школы, и детские сады. А местные агентства по продаже недвижимости, дорогих автомобилей и яхт нацелены практически только на русских клиентов. В конечном итоге совершенно не случаем западная пресса не только лишь в шуточку, но фактически серьезно часто именует нынешний Кипр российской колонией.

Когда разразился кризис, и 16 марта закрылись кипрские банки, захлопнув средства на собственных счетах, «российские киприоты» вышли на улицы совместно с киприотами-греками. Они протестовали против насильной экспроприации их вкладов. Они несли плакаты с надписями на российском: «Наша родина, спаси нас!». Но дальная Родина-мать осталась глуха к этим призывам.

Как справедливо увидели западные аналитики, Путин не мог для себя позволить кинуть средства из русского бюджета на спасение кипрских богачей-соотечественников. Нужно сказать, что и посреди большинства россиян трудности «российских киприотов» не вызвали никакого сострадания. Быстрее злорадство и замечания вроде подобного: «У тех, кто держит средства на Кипре, нужно не 60 либо 80 процентов отнять, а вообщем все, что ими наворовано».

Для более четкого осознания подобного склада ума стоит увидеть, что Наша родина – страна с страшным соц и имущественным расслоением населения. Как ее время от времени именуют, страна нищих и миллионеров. При общем довольно умеренном уровне жизни населения Наша родина сейчас является одним из фаворитов по числу сверхбогачей. Так, миллиардеров (чье состояние более млрд баксов) насчитывается больше сотки. По этому показателю страна 1-ая в Европе и 2-ая в мире после США. А Москва – вообщем 1-ый город на планетке по числу живущих там миллиардеров (их 80). Миллионеров (снова же, баксовых) в Рф более 130 тыщ, и по этому показателю страна 3-я в мире после США и Китая. Совместно с тем у большей части населения многомиллионные состояния сограждан, сорящих средствами и живущих в показной роскоши, крепко ассоциируются с коррупцией, воровством и криминалом.

Но вернемся к русским деньгам на Кипре. Тут обширно представлен русский бизнес. Начиная с гигантов, таких как «Газпром», «Лукойл», ТНК-ВР, «Норильский никель», банк ВТБ и заканчивая малоизвестными компаниями средней руки. Естественно, никакой хозяйственной деятельности на полуострове все эти компании в подавляющем большинстве случаев не ведут, проводя только денежные операции.

Еще есть один увлекательный факт из истории российско-кипрских денежных связей. Кипр – бессменный фаворит по объемам инвестиций в российскую экономику. Маленький полуостров в Средиземном море опережает по этому показателю такие супердержавы как США, Япония, Германия, Франция. Так, по данным Русской Федеральной службы гос статистики (Росстат), в 2012 году Кипр инвестировал в Россию 77 млрд баксов.

Понятно, что основная часть этих средств – это все те же русские средства, сначала пришедшие из Рф, легализовавшиеся в Европе и потом вернувшиеся назад на родину, но уже как полностью респектабельные зарубежные капиталы.

Кстати, в связи с этим фактом, кипрский кризис неизбежно вызовет понижение инвестиций в российскую экономику. По оценкам ряда профессионалов, это может вызвать понижение совокупного внутреннего валового продукта Рф на 0,3 %. Руководствуясь данными Росстата по объему ВВП в 2012 году, 0,3 % – это полмиллиарда евро. Не настолько не мало в масштабах страны, но так же и много…

И все таки основной вопрос остается открытым – кто сначала пострадает от экспроприации вкладов в кипрских банках: русские взяточники, мошенники и бандиты, отмывавшие на Кипре средства, компании, скрывающиеся от налогов, либо полностью законные бизнесмены и добропорядочные русские компании?

В общем, и те, и другие. Нужно только понимать, что значимая часть «российских» кипрских средств – это средства полностью законные. И это не средства русских олигархов, а быстрее бизнесменов средней руки. Олигархи как раз успели подстраховаться. Ведь кризис на Кипре разразился не в одночасье, о том, что действия развиваются по греческому сценарию, говорилось еще с осени прошедшего года. И даже в самый последний момент олигархи, вероятнее всего, успели вывести капиталы через филиалы кипрских банков в Москве и Лондоне. Как раз в этих городках и наблюдается завышенная концентрация русских миллиардеров.

А вот бизнесмены масштабом помельче навряд ли могут похвастать сильной аналитической поддержкой и оперативным юридическим сопровождением бизнеса. Они навряд ли успели отреагировать. Им и придется рассчитываться сполна за годы размеренного скопления капитала на теплых средиземноморских берегах.

Правда, кое-какую поддержку с Родины им все таки пообещали. Пока очень туманно. Председатель Внешэкономбанка заявил, что его госкорпорация готова рассмотреть вопрос о разработке механизма помощи русским компаниям, пострадавшим на Кипре. Но никаких подробностей пока нет.

 

Кипрский урок

Казалось бы, Кипр отдал всему миру приятный урок: сейчас неопасных гаваней для бегущих за предел капиталов не существует. Гарантий для русских средств ни у себя дома, ни за границей нет. Так, может быть, пора возвратиться в Россию? Правда, для начала в Рф необходимо понизить налоги и защитить собственность.

— Кипрский урок усвоен, — говорит доктор Интернационального банковского института в Санкт-Петербурге Александр Погорлецкий. — Да, в перспективе русский бизнес должен равномерно переводить капитал из оффшоров назад в Россию. Но до этого нужно особо серьезно поменять сложившиеся реалии, не только лишь снижать налоги, но так же и, главное, — сделать систему правовых отношений и правовых гарантий бизнеса в стране.

— Налаживание правовых отношений в Рф – дело дальной перспективы, — продолжает тему доктор Санкт-Петербургского филиала Высшей школы экономики Андрей Заостровцев. – А в ближнем будущем средства в Россию не возвратятся. Капитал будет находить новые схемы и подмену вышедшему из игры Кипру.

Как доказательство этих слов – факты. За неделю после кипрского обвала из Рф здесь же сбежали рекордные 300 миллионов баксов. Так что русские средства будут находить новые тихие гавани за рубежом. В качестве кандидатуры кипрскому налоговому раю именуют Лихтенштейн, Люксембург, Мальту, Монако, Латвию, Гонконг, страны Азии, Близкого Востока, Карибского бассейна. Уже увидена завышенная активность россиян в Швейцарии, Нидерландах, на рынках США, не говоря о обычных оффшорах на английских Виргинских островах и полуострове Джерси. Правда, некоторые европейские страны, а именно, Латвия, уже получают неофициальные сигналы из Брюсселя об осторожности в размещении у себя российских средств.

Ну, а какой урок преподал идущий на дно Кипр Европе?

— Для зоны евро и Европы в целом кипрский кризис значит новый виток напряженности, который просто, как лесной пожар, может распространиться с маленького кипрского очага на большие европейские страны, — говорит Андрей Заостровцев. — По похожей схеме кризисные явления нарастают в таких странах как Испания и Италия. Это уже не Кипр либо Греция, в данном случае пригодятся куда более значительные денежные вливания. Германия, выступающая, на самом деле, гарантом еврозоны, с этим уже не управится. В итоге это может угрожать распадом зоны Евро и Евросоюза в его сегодняшнем виде.

Словом, жизнь после Кипра в любом случае не будет обычный. И с этим нам жить.