Золотая лихорадка демократии

Отчаянная попытка приостановить пришествие «золотой экологической реакции» в Монголии, предпринятая известным активистом Цецегее Мунхбаяром и движением «Gal Undesten» («Пламенная Цивилизация»), завершилась стрельбой и арестом 8 протестующих. За безвыходной сухопутностью Монголии заместо обвинения в пиратстве экологическим смутьянам будет, видимо, вменен терроризм, потому что в «попытку вооруженного захвата власти» не хватит фантазии поверить и у самого Татарского ГРУ. Разумеется, что обвинения гиперболизированы, а значимая часть найденных улик похожа на дополнительную инсценировку со стороны правоохранительных органов. Бунтующие протестовали против горных работ поблизости рек, озер и в лесах, но правительству не удалось на внеочередной сессии провести через Величавый Хурал поправки, ослабляющие защиту природных ресурсов от горной добычи. В случае ослабления охраны сначала пострадает трансграничная Селенга.

В прошедшем году рост ВВП Монголии достигнул 17%, но в этом году сократился до 11 % (что по русским меркам просто отлично). Согласно данным Центрального банка Монголии, за 1-ые девять месяцев 2013 года зарубежные инвестиции сократились на 30,6 процента. Чтоб приостановить спад, правительство инициировало внеочередную сессиию Хурала и занесло законопроекты «Об вкладывательном фонде», «О формировании прозрачности в золототорговле», также поправки в закон «О запрете на разведку и добычу нужных ископаемых в лесах, поблизости рек и в их истоках» (узнаваемый в народе как «Закон с длинноватым именованием»).

«Закон с длинноватым именованием» был принят в 2009 году с подачи экологической общественности, как закономерная реакция на ликвидирование рек при добыче россыпного золота. В 2009 и 2011 годах Движению рек и озер Монголии пришлось прибегать к акциям штатского протеста поначалу для принятия закона, а потом для пуска механизма его выполнения. По Закону, в запрещенных зонах повдоль рек, озер и в лесах были запрещены горные работы, а обладателям приблизительно 400 уже выданных лицензий на горную добычу предлагалось произвести взаиморасчет с государством, сравнивая убытки компаний и уже нанесенный природе вред. Запрещенные зоны занимают 30% местности страны, обеспечивая охрану более уязвимых и принципиальных для местного населения территорий, но горняки говорят, что это понизило добычу россыпного золота с 20 до 5 тонн в год. Все же, как раз в последние 4 года Монголия стала ареной экономического бума, обеспечиваемого другими горнорудными и смежными производствами, а совсем не экстенсивным разушением старателями новых рек.

Голодовка членов Движения в поддержку принятия Закона с длинноватым именованием. 2009

При всей экстравагантности способов Движение рек и озер достучалось до Президента и мобилизовало общество на поддержку нового закона. Если в 2009 году по поводу перспектив его выполнения превалировал скепсис, то в конце 2011 года все профильные подразделения правительства показывали хвалебное рвение его выполнить. К огорчению, неповортливая татарская бюрократия так и не совладала с задачей аннулирования 400 лицензий на добычу и 1300 лицензий на геологическую разведку и компенсации обладателям.

Угроза экономического спада в 2013 году понадобилась горнорудному лобби для реванша. В конце августа 2013-го министры экономического развития, минеральных ресурсов,  денег и управление Монголбанка повстречались с Советом Ассоциации золотодобытчиков. Геологи обещали к 2016 году сдавать до 36 тонн золота с условием, что правительство на данный момент пересмотрит «Закон с длинноватым именованием» и понизит налог на ресурсы с 10% до 2,5%.

Конфигурации в порядок внедрения «Закона с длинноватым именованием», предлагаемые Министерством минеральных ресурсов максимально ординарны: рассмотреть петиции, поступившие от 348 компаний, имеющих лицензии на добычу, и заключить с ними соглашения о продолжении работ в запрещенных зонах на базе тех «доказательств, согласно которым компании имеют средства на рекультивацию». Так, Закон остается в виде прекрасной ширмы, бюрократы закончат маяться в поисках пути его выполнения, а реки и леса опять поступят в распоряжение тех, кто «имеют средства». Поправки ориентированы на восстановление добычи россыпного золота в реках в больших для Монголии объемах – деятельности, которую еще годом ранее само правительство справедливо считало более разрушительной и недопустимой. В Китае и Рф эта допотопная деятельность стремительно вытесняется более технологичной и выгодной разработкой рудного золота, к тому же куда пореже приуроченного к водотокам.

Обвинение «Закона с длинноватым именованием» в современном замедлении экономического роста и спаде горнорудных инвестиций – явное передергивание. Как ясно из жестокой дискуссии, вызванной внеочередной сессией парламента, причины спада лежат в сфере недостаточной защиты инвестиций, дискриминации зарубежных инвесторов, непредсказуемости требований к большим проектам, как, к примеру, «Оую Толгой», также в коррупции и утаивании добытого золота в связи с безмерными налогами. 

Если механизмы внедрения «Закона с длинноватым именованием» будут ослаблены, это продемонстрирует последнее непостоянство татарской политики и отпугнет из этой сферы ответственных инвесторов. Как и в Россию, в Монголию хлынет техника и люди с закрытых в Китае по экологическим суждениям приисков. Соседям тоже не поздоровится. На данный момент закон худо-бедно гарантирует не повышение трансграничного загрязнения Селенги и других трансграничных рек, а приступ «золотой лихорадки». В случае его ослабления сначала  возрастет приток загрязнений в басейн Селенги и Байкала.  

Услышав о срочной подготовке конфигураций в закон, лауреат природоохранной премии Голдмана  Мунхбаяр поторопился с кочевья на реке Онгги в Улан-Батор, и в течение месяца обращался во все профильные подразделения правительства и парламента с просьбой о встрече и обсуждении поправок в закон. Но, потому что вся власть в стране сейчас консолидирована в руках одной самой демократической партии, у чиновников не появилось никакой необходимости для  проведения обсуждений с «общественностью». Бунтарь Мунхбаяр, узнаваемый организацией 2-ух многодневных массовых акций на центральной площади и символической порчей горнорудной техники, средством стрельбы из карабина снова отважился на последние меры. Коллеги ранее не один раз пробовали его предостеречь от использования орудия, а русские соратники после стрельбы по бульдозерам подарили огромную кувалду, мотивируя это тем, что «вмятина будет поглубже, а срок короче». 

Лагерь в поддержку выполнения Закона на площади перед паламентом. 2011
Утро 16 сентября. Забор Госрезиденции

Во время церемонии открытия критической  сессии  Хурала днем 16 сентября у ограды Госрезиденции 11 публичных организаций начали несанкционированную  демонстрацию. «Мы не протестуем против инвестиций, но мы желаем защищать наши воду и леса», — растолковали они свои мотивы. На заборе Парламента были вывешены полотнища, проясняющие значение Закона, а 20 активистов вели  разъяснительную работу с прохожими, часть которых шла на внеочереное заседание Хурала.

В половине одиннадцатого утра Мунхбаяр и члены союза «Цивилизация Огня», вооружённые огнестрельным орудием вошли в сад Госрезиденции, «чтоб внести петицию с предложениями касательно  внедрения Закона с длинноватым именованием». Они были обезоружены работниками охраны, но тогда прозвучал один выстрел, к счастью, никому не навредивший. Как позднее выяснилось, это был случайный выстрел из пистолета 1-го из демонстрантов. Позднее у этого же демонстранта были найдены пистолет Макарова, автомат Калашникова, 36 пуль и 9 гранат. 

После пополудни 16 сентября милиция сказала о тротиловых шашках, отысканных в мусорном баке в здании Central Tower и в клумбе с цветами перед зданием министерства минеральных ресурсов. Силовики оцепили и эвакуировали строения Central Tower и 5 министерств и правительственных организаций.

Утро 16 сентября. Гантулга фотографирует «человека с ружьем» 

Силовые структуры сразу же задержали 9 основных участников «прорыва в сад», а потом еще человек 10 – участников просветительской акции с плакатами. Большая часть задержанных были отпущены после штрафов либо 3-х суток ареста, но 21 сентября за 5 часов до отлета в Австралию на Интернациональный Симпозиум по Рекам  был вторичсно арестован Гантулга – 24-летний директор «Движения Реки Онгги», про которого доподлинно понятно, что его единственным орудием во время акции был фотоаппарат. В отношении арестованных, включая Ц.Мунхбаяра, возбуждены уголовные дела, предположительно о «терроризме». Обыски и задержания экологических активистов длятся до настоящего времени, в том числе в провинциях.

В татарской английской прессе преобладает мнение, что акция «Цивилизации Огня» — очень  несуразна и грозила публичному порядку, но обвинения Мунхбаяра и товарищей в «терроризме» еще больше мнимы, а связь меж активистами и «заложенными бомбами» похожа на дополнительную инсценировку со стороны правоохранительных органов. Все же, на 30 сентября 8 человек находились в кутузке, а дознание и правосудие не самый продвинутый публичный институт Монголии. Мунхбаяру, вобщем, это понятно не понаслышке.

Проправительственными и корпоративными СМИ начата кампания против экологических неправительственных организаций, которые являются «зарубежными агентами» и, подрывая экономическую независимость Монголии, занимаются рэкетом. Высоки чины  говорят СМИ, что «Закон с длинноватым именованием» впопыхах был написан несведущими людьми и принят был по ошибке, без учета публичного представления.

В обращении к Парламенту и Правительству Монголии, выпущенном «Советом природоохранных организаций», очень агрессивно говорится о том, что правительство должно закончить распространять инсинуацию об экологическом движении и провести слушания для обсуждения предложений общественников по поводу «Закона с длинноватым именованием». В обращении говорится, что прозвучавшие выстрелы – закономерный ответ на глухоту власти и ее бездействие в решении острейших экологических осложнений.

27 сентября без славы завершилась внеочередная сессия Величавого Муниципального Хурала, так и не принявшая ни 1-го закона. Очень много вопросов появилось у разных парламентских фракций к предлагаемым правительством «конструктивным мерам оздоровления». По словам спикера, 1 октября начинается осенняя сессия, и это означает, что угроза обессмысливания «Закона с длинноватым именованием» остается очень реальной.